Пропустить навигацию.

Взаимное слияние и единое звучание

Наши читатели в своих письмах, рассказывая о всевозможного рода случаях падения нравов в различных слоях общества, постоянно задают вопрос, почему это стало возможным в обновленной России? Особенно беспокоит их нравственный цинизм, царящий в среде бюрократии, большинство представителей которых действует, функционирует не через призму идейного миропонимания, а чисто административно, грубо и беспардонным попранием этических норм.

Что тут можно сказать? А только то, что государственные институты России еще находятся в смысле готовности дать людям новую идеологию далеко не в лучшем положении. Да и трудно ожидать иного: ведь Конституция России (статья 13) запрещает государству иметь какую бы то ни было идеологию. Но Конституция же не запрещает нам все-таки думать...

Начиная с 90-х годов прошлого столетия обстановка в России для идеологической работы стало все менее благоприятной. Разумеется, все формы никогда не перестававшего здесь существовать бюрократизма, пышно расцветают. Не исчезает еще водораздел между руководящими кадрами всех сфер, рангов и рядовыми массами людей. Никакие псевдодемократические постулаты, заученные из чужеродных источников, не могут компенсировать процесс атрофирования воспитательных функций руководителей всех рангов.

Проблема морально-этического целомудрия руководителей по отношению к массам подчиненных постепенно перестала для многих из них быть доминирующей. Идти на недозволенное даже на глазах подчиненных стало для такой категории руководителей обычным делом. В стиле работы утвердились взятки в различных формах.

Словом, укоренялась атмосфера безыдейности, идейно-политической беззаботности о собственном сознании.

Добросовестность и политическая сознательность - два важнейших качества руководителя любого ранга - постепенно отодвигались на последний план. Главными и единственными качествами руководителей издавна у нас провозглашались их профессиональная подготовка и административные способности. Отсюда произрастают корни грубости, бестактности, ощущения себя над коллективом, вседозволенности, чванливости.