Пропустить навигацию.

Восприятие родины в литературном творчестве бывших советских греков-«репатриантов»(1)

Кира Кауринкоски

Доктор Кира Кауринкоски, научный сотрудник сравнительной и европейской этнологии Средиземноморья (IDEMEC) при Университете д'Экс-Марсель I, III (г. Марсель, Франция).

С середины 1980-х гг., когда в СССР началась перестройка, все больше людей, включая и греков, стали обращаться к литературному творчеству, пытаясь осмыслить в романах, рассказах и мемуарах историю своего народа, свою жизнь и особенности идентичности (2). В самой Греции лишь относительно недавно начали появляться литературные произведения, написанные приехавшими в страну после перестройки советскими греками (3). Первые работы такого рода увидели свет в 1990-х гг. в русскоязычных еженедельных газетах, а посвящены они были опыту переселения и судьбам бывших советских граждан в принимающем государстве.

По мнению Ф. Медвед, родина - это нечто, осознаваемое скорее эмоционально, нежели рационально-прагматически; это лишь один из аспектов человеческого существования, но в нем отражается вся цельность и полнота жизни. Родиной может считаться какое-то конкретное место, район или более обширная территория, а также какой-то пейзаж, вызывающий живой отзвук в душе, а не политические или географические ассоциации (4). В период Средневековья смерть за родину означала смерть в первую очередь за идею, за отечество, а не за определенный кусок земли. С появлением современных национальных государств понятие территории обрело новые смыслы: возникла связь между землей и населяющими ее людьми, между «кровью» и «почвой» (5). Понятие национальной территории стало включать в себя не только некое физически очерченное пространство, но также и эмоциональное отношение к последнему, что и делало его «родиной».

Концепты миграции и родины включают в себя элемент напряженности, связанный с поисками равновесия между стабильностью и движением. Первая отражает основополагающую человеческую потребность в порядке и сохранении знакомой социальной среды; через стабильность, черпающую резервы для настоящего и будущего в прошлом, воссоздается эмпирическая и историческая преемственность. Движение, напротив, ассоциируется с потребностью в изменениях; со стремлением улучшить условия жизни; с жаждой обретения нового опыта; с исследовательским зудом и демонстрацией смелости. Перемещение в пространстве, будь-то реальное или воображаемое, выдергивает человека из привычной среды и сталкивает с новыми местами, новым опытом и новыми идеями (6).

кури гриль