Пропустить навигацию.

Влияние внешних факторов на отношения России и туркмении

Елена Ионова, кандидат исторических наук (ИМЭМО РАН)

Доминантой сотрудничества России и Туркмении остается экспорт туркменского газа в РФ. В течение 2008 г. шел активный диалог на высшем уровне: в сентябре и декабре состоялись два рабочих визита Д. Медведева в Ашхабад, в марте и ноябре -Г. Бердымухаммедова в Москву. Кроме того, переговоры на высшем уровне происходили и во время встреч в рамках саммитов СНГ. Они касались поиска решений спорных вопросов (в первую очередь, это относилось к вопросам об объемах и цене закупаемого РФ туркменского газа), а также определения новых направлений двустороннего сотрудничества. В 2009 г. Россия, несмотря на расширение внешнеэкономических связей Ашхабада, сохранила лидирующие позиции во внешнеторговом обороте республики. За 11 месяцев его объем достиг 5,5 млрд. долл. (правда, без учета газовой составляющей торговый оборот двух стран не превысил 900 млн. долл.), при этом российский экспорт в Туркмению вырос почти в 2,5 раза. С участием российских инвесторов в республике реализуется 127 проектов в различных секторах экономики и социальной сфере. Руководство РТ подчеркивает, что отношения с РФ имеют характер долгосрочного стратегического партнерства, не зависят от международной конъюнктуры и не подвержены влияниям извне.

Вместе с тем изменившиеся реалии вносят существенные коррективы в отношения двух стран. К числу факторов, оказывающих непосредственное влияние на взаимодействие России и Туркмении, относится, во-первых, активизация экономических отношений Ашхабада с другими экономическими партнерами, что, в частности, находит отражение в практической реализации принципа многовариантности маршрутов экспортных поставок туркменского газа, и, во-вторых, - мировой финансово-экономический кризис. С введением в действие 14 декабря 2009 г. газопровода по маршруту Туркмения-Узбекистан-Казахстан-Китай Россия перестала быть единственным импортером туркменского газа (исключение до этого составлял небольшой по объему импорт в Иран) и его поставщиком на мировой рынок. В ближайшие 30 лет туркменский газ будет поступать в Китай, который постепенно становится одним из крупнейших рынков сбыта сырья из Центральной Азии (в 2006 г. был запущен нефтепровод из Казахстана). Для КНР Трансазиатский газопровод, построенный в кратчайшие сроки - всего за два года, - становится реальным шагом к диверсификации источников поставок энергетического сырья, к чему стремятся все страны, импортирующие нефть и газ, в целях обеспечения энергетической безопасности. Для Туркмении новый трубопровод означает, прежде всего, обеспечение устойчивого сбыта добываемого газа, формирование его цены на основе рыночной конкуренции и в целом снижает зависимость республики от РФ в доставке этого сырья на мировой рынок. Строительство Трансазиатского газопровода, которое расценивается заинтересованными центральноазиатскими странами как "сделка века", приобретает особое значение и с точки зрения перспектив развития интеграционных процессов. Трубопровод может стать важным фактором как внутрирегиональной (объединение ресурсного, промышленного и транзитного потенциалов трех стран ЦА), так и межрегиональной интеграции (четырехсторонний формат с участием Китая, но без России). В свою очередь, это может привести к выстраиванию новых схем партнерства.