Пропустить навигацию.

Между родиной и диаспорой

Ясна Чапо Жмегач

(хорваты в Германии)(1)

Доктор Ясна Чапо Жмегач, научный сотрудник Института изучения этничности и фольклора (г. Загреб, Хорватия).

Мигранты и их оставшиеся на родине соотечественники ощущают себя членами единого сообщества, людьми из одного «дома» - такова эссенциалистская точка зрения. На основе этнографического исследования представителей первого поколения хорватов - трудовых мигрантов в Германии, я попытаюсь доказать, что транснациональное социальное пространство, конструируемое мигрантами и оставшимися на «родине» - это не сфера априорно общеразделяемой идентичности, а поле борьбы, где между двумя группами выстраиваются сложные отношения (иногда гармоничные, а иногда и напряженные).

Трудовые мигранты - агенты в транснациональных социальных пространствах

Привлечение трудовых мигрантов странами Центральной Европы (Германией, Австрией и Швейцарией) во второй половине XX в. пока не вызвало особого интереса у специалистов в области транснационализма - те сконцентрировали свои усилия в основном на мигрантах из стран Центральной Америки в США(2). Именно из опыта этих современных мигрантов и «выросла» концепция транснационального социального пространства, где мигранты и их оставшиеся на родине соотечественники устанавливают и поддерживают разнообразные связи и развивают различные совместные практики (3).

Обмен людьми, товарами, новостями, идеями, символами между территориально разделенными группами происходит поверх государственных границ. Вообще, границы любого рода - географические, политические, культурные - преодолеваются транснациональным пространством. Для совместного присутствия в нем не требуется реального, физического соседства, но необходима «общность происхождения» (4.) Иными словами, «именно общая этничность, общее происхождение и родственные связи способствуют транснациональным контактам и определяют транснациональные идентичности» (5.)

Транснационализм представлял собой ключевой элементевропейской политики рекрутирования гастарбайтеров в 1960-е гг. и в начале 1970-х гг. Сам термин «гастарбайтер» подразумевал временность найма и непостоянство состава рабочей силы, которая состояла в основном из молодых мужчин (но также из одиноких женщин и супружеских пар)(6). Итальянцы, португальцы, турки, хорваты и другие иностранные рабочие начали прибывать в Германию начиная с конца 1950-х гг., предполагая вернуться на родину по истечению срока договора о найме. Ожидание возвращения, причем достаточно скорого - накладывало свой отпечаток на то, как и где они обустраивались в Германии, на весь их образ жизни (7).