Пропустить навигацию.

Изменяющийся мир России: ресурсы, сети, места(1)

О.Н. ЯНИЦКИЙ

Глобализация, в которую вовлекается Россия, означает изменение содержания и смысла таких ключевых теоретических понятий как ресурс, сеть и экосистема. В статье рассматриваются теоретические и практически-политические вопросы реструктуризации социально-освоенного пространства в ходе взаимодействия системы «властесобственности» и глобального сетевого гражданского общества.

Ключевые слова: глобализация, гражданское общество, локальное знание, места, релятивность, ресурсы, рынок, сети, экосистема, Россия

Постановка вопроса

Сегодня мир в большей степени разделяется на тех, кто живет, свободно перемещаясь во времени, и тех, кто вынужден жить в пространстве, то есть оставаться привязанным к «месту» (месту работы, городу, селу, жилищу, шести соткам, реке, лесу, природной экосистеме). Как пишет Зигмунт Бауман, «последняя четверть XX столетия, весьма вероятно, войдет в историю под названием "Великой войны за независимость от пространства". В ходе этой войны происходило последовательное и неумолимое освобождение центров принятия решений (а также расчетов, на основе которых центры принимают решения) от территориальных ограничений, связанных с привязкой к определенной местности» [Бауман 2004, с. 18]. Обозначенная схема представляет собой новую макроэкологию мира, в которую втягивается и Россия. Всепроникающий и унифицирующий поток ресурсов (денег, товаров, людей, информации) и зависимых от них сетей власти и влияния против ресурсов не менее важных, но отличных от первых своим разнообразием и привязанностью к «месту» (полезные ископаемые, реки, моря, культурные ландшафты и сросшиеся с ними человеческие сообщества), которые своей взаимозависимой стабильностью поддерживают биосферу и живущего ею человека в относительном равновесии, - ключевой социальный конфликт современности и одна из главных проблем политики эпохи глобализации.

В статье сделана попытка гуманитарного подхода к проблеме взаимодействия ресурсов и сетей, к пониманию их роли в развитии человека, его культуры, его базовых прав и свобод. Сети и ресурсы имеют двойственную природу: они способствуют как наращиванию потенциала развития человека и расширению границы его свободы, так и ограничивают их. В последнем случае сети становятся цепями, а ресурсы - балластом, который тянет вниз, или болотом, в котором можно увязнуть и утонуть. Но и это не все. В действительности в жизни общества и отдельного человека всегда есть триада условий их жизнеобеспечения: ресурсы, сети и обжитые, то есть социально упорядоченные и культурно специфические места. Человек, привязанный к определенному месту и лишенный возможности свободно включаться в сети общения (реальные или виртуальные), фактически лишен социальности и возможностей развития. И в этом контексте «Архипелаг ГУЛАГ» является архетипом подобной ситуации. Однако и кочевник, постоянно перемещающийся в пространстве (физическом или виртуальном) и не укорененный в каком-то месте, теряет свою идентичность, а, следовательно, «освобождается» от социальности, понимаемой как совокупность гражданских прав и обязанностей по отношению к конкретному сообществу людей или природной экосистеме. Иллюзия абсолютной свободы угнетает кочевника, начинается поиск «места», пристанища, в результате которого такой человек вынужден решать непосильную для себя задачу «укоренения» в сетях «текучей модернити» [Бауман, 2008]. Архетип второй ситуации выглядит как «утопия» в ее изначальном смысле: «место, которого в действительности нет». Тот же автор сформулировал основную социальную проблему современного общества: богатое меньшинство с их капиталами, живущее и функционирующее в пространстве, то есть свободно перемещающееся по миру, против бедного большинства, живущего и работающего в физически или социально-экономически ограниченных пространствах, то есть вынужденно привязанного к месту и, значит, к его скудным или вовсе исчерпанным ресурсам (жители умирающих российских моно-городов). Наконец, есть еще одна «маленькая» проблема: капиталы, рабочая сила, знания и информация мобильны, а биосфера с ее недрами, лесами, реками, морями и океанами - тоже «движется», но совсем по другим законам. Сегодня в реальности и, значит, в теории сети, ресурсы и места - взаимосвязанные процессы, которые должны быть отражены в системе понятий.