Пропустить навигацию.

Этнонациональная и геополитическая идентичность кавказа

Камалудин Гаджиев, доктор исторических наук (ИМЭМО РАН)

С точки зрения обеспечения национальных интересов и национальной безопасности России наиболее проблемным регионом является Кавказ, где в сложнейший узел сплетено множество трудноразрешимых социально-экономических, национально-территориальных, конфессиональных, геополитических и других проблем. Кавказ представляет собой специфический регион, обладающий особым обликом, своими особенностями территориально-географического, исторического, социально-экономического, этнонационального, социокультурного и конфессионального характера. Этим объясняется тот факт, что в отечественной политической науке еще не дан научно обоснованный ответ на вопрос: можно ли говорить о Кавказе как о единой для представителей всех народов региона кавказской идентичности? Если да, то в чем состоит ее сущность?

Как известно, любое человеческое сообщество, имеющее более или менее сформировавшуюся идентичность, основывается на общей для всех его членов единой интегрирующей идее или идеале. Существуют ли ключевые социокультурные, этнонациональные, конфессиональные, цивилизационные и иные составляющие такой идеи Кавказа, и как эту идею сформулировать? Говорят, например, о некоей "общекавказской культуре", "кавказском менталитете", а в годы перестройки и постсоветский период в России в лексикон вошел используемый с негативным оттенком термин "лица кавказской национальности". Здесь по аналогии с понятием "европейскость" мы вправе поставить вопрос о "кавказскости" и, естественно, вопрос о том, в чем именно состоит эта "кавказскость" и возможно ли ее рассматривать как базисную составляющую единой кавказской идентичности. Несомненно, существует некий комплекс критериев и признаков, на основании которых коренные народы региона относятся к определенной общности, отличающейся от сообществ других народов и регионов. Тем более, что представители каждого из кавказских народов сознают себя именно кавказцами, а не, например, славянами, арабами и пр. Но это весьма трудно поддается верификации. Зачастую "кавказскость" отождествляется с такими действительно характерными для многих кавказских народов особенностями, как гостеприимство, куначество, мужественность и т.д., хотя в последние десятилетия они подвергаются существенной эрозии, особенно у городских жителей. Как отмечала профессор А.Ю. Шадже, "кавказскость - суперэтническо-специфический феномен, составляющий то "особенное", что определяет "лицо кавказца"". Она включает кавказский образ жизни, обычаи и общие духовные ценности, идеи диалога, толерантности, гуманизма, добра и пр., которые в совокупности формировали кавказский менталитет и духовное бытие кавказца. По словам Шадже, "кавказскость" отождествляется с такими ценностными категориями, как "истина" и "честь", "справедливость" и "мудрость", формирует особое отношение человека к достоинству, правде и свободе. Г. Нодия писал, что "кавказскость" интуитивно отождествляется с древними традициями гостеприимства, высокоритуалистичным поведением, культом воинственной мужественности. Основываясь на подобных рассуждениях, некоторые авторы говорят о существовании некой единой кавказской цивилизации. Так, З. Жвания подчеркивал, что "кавказское единство - не только политическая концепция. Фактически - Кавказ - это разнообразный и в то же время гомогенный мир, феномен, формировавшийся на протяжении веков и тысячелетий, в котором существуют четко определенные аутентичные социальные и культурные институты. Это дает основание говорить о феномене единой кавказской цивилизации. Ее создатели - кавказские народы, - несмотря на религиозные и этнические различия, объединены общими ценностями и ментальностью". "Мы, кавказские народы, - отмечал В. Асатиани, -являемся одной целостностью - исторически и геополитически, мы, в сущности, родственные народы по психофизическому складу, "кавказскому характеру", внешности, темпераменту, нравственным идеалам". В этом же духе рассуждал Р.Г. Абдулатипов, который утверждал, что кавказская цивилизация основывается на "целостности и культурной близости армян и азербайджанцев, грузин и абхазцев, осетин и ингушей", ее главной характерной чертой является "интенсивнейшее взаимодействие многих уникальных культур и почти всех мировых религий".