Пропустить навигацию.

Афганский конфликт обретает международные масштабы

Ахмед Айдамиров, политолог

Попытка Вашингтона наладить диалог с талибами с целью постепенно трансформировать их в нечто вроде политической партии встречается со многими преградами, хотя это неплохой курс. Военную победу большинство аналитиков считают нереальной.

* Во-первых, во главе движения "Талибан" стоят гордые горцы, которые не готовы отказаться от сотрудничества с "Аль-Каидой".

* Во-вторых, даже при расколе движения все равно сохранится экстремистское крыло.

* В-третьих, талибов очень непросто усадить за один стол с президентом Афганистана Хамидом Карзаем, которого они считают не более чем "мэром Кабула". В их глазах он является предателем, и при успешном диалоге его политическая роль неизбежно понизится.

По оценкам экспертов, в Афганистане мировое сообщество решает три задачи: создание "нормального" государства; предотвращение использования афганской территории международными террористами, под которыми прежде всего имеется в виду "Аль-Каида"; решение проблемы производства наркотиков и наркотрафика.

США, Канада и группа европейских стран в 2001 г. взяли на себя ответственность за решение афганской проблемы, а к концу десятилетия фактически признали, что от этого решения они еще дальше, чем прежде. У западников есть еще один вариант: возвести вокруг Афганистана стену вроде Берлинской, наглухо изолировав его от внешнего мира. Эта идея - создание "поясов безопасности" по периметру афганских границ - была выдвинута на Международной конференции по постконфликтному обустройству Афганистана в Берлине еще в 2004 г.

Для России талибы остаются поводом для сохранения ее политического и военного присутствия в Центральной Азии, в частности через созданную под российским влиянием Организацию Договора о коллективной безопасности. Китай может опасаться талибов, так как для него проблема исламского радикализма, связанная с Синьцзян-Уйгурским автономным округом, весьма актуальна. Помимо этого и для Пекина, и для Москвы неудачи коалиции в Афганистане - лишнее свидетельство неспособности Запада в одиночку решать глобальные проблемы.